рось

by_stranger_vv


Владислав Головченко


Previous Entry Share Next Entry
Третье путешествие. Египет. Шарм-аль-Шейх. Конкорд Ель Салам. 2007
рось
by_stranger_vv
Недавно меня спросили - где лучше в Египте или в Турции? В Египте – сказал я. Почему? Спросили у меня. Потому что поездка в Египет это все равно, что полет на Марс.

Представляешь, ты вылетаешь из холодного моросящего дождем Киева. Потом, летишь на самолете и видишь в иллюминаторе мертвые коричневые горы, марсианский пейзаж. Потом приземляешься в жаркое лето в шикарном современном аэропорту с прохладой кондиционеров. Потом выезжаешь на современном автобусе Мерседесе в пустыню и едешь по идеальным ровным дорогам, глядя на бесконечные пространства желтого песка разрезанного черной лентой асфальта. Где-то, как в фильме "Вспомнить всё".

А особенно классно, когда ты ночью возвращаешься из Каира, куда ты летал посмотреть на пирамиды. Когда самолет заходит на посадку и перед твоими глазами открывается великолепное зрелище бесконечного праздника с ярко светящимися отелями, соединенными лентами полностью освещенных дорог.

Это было одно из незабываемых впечатлений - поездка в Каир, вернее, полет в Каир на египетских авиалиниях. Сначала было детское нервное ожидание посадки в самолет. Ожидаешь такого араба в длинной одежде, пинающего ишака, запряженного в груженую арбу. И неожиданно попадаешь в суперсовременный авиалайнер со встречающими тебя с иголочки одетыми пилотами и стюардессами.

Потом ты можешь оценить качество работы украинских и египетских экипажей и качество используемых самолетов.

Когда мы приземлились в Шарм-аль-Шейхе из Киева, я сутки не мог придти в себя. Я практически сутки ничего не слышал от шума в ушах, ничего не видел от кругов в глазах и ничего не понимал от квадрата в голове. Когда же мы заходили на посадку из Каира, я снова приготовился страдать также, как после посадки из Киева и какое же было моё удивление, когда я совершено не получил никаких отрицательных ощущений.

И тут на меня нашло озарение. Оказывается, это не я плохой со своей непереносимостью полетов. Оказывается, это они козлы, которые так сажают самолеты, что у меня сутки колбасит во всех местах. Оказывается, арабы думают о людях в самолете в отличие от украинских пилотов. Хотя, не исключено, что это арабские диспетчеры думают о пассажирах собственных авиалиний в отличие от зарубежных и заводят свои самолеты на посадку по менее крутой траектории, что позволяет пассажирам легче её переносить.

В Египте я перенес свою вторую в жизни операцию после удаления гландов классе в пятом. Когда я рассказывал арабу на катере во время дайвинга, что у меня с носом, я сказал, что у меня там тринадцать швов. Он посмотрел на меня, как на странного и показал у себя на ноге - вот смотри, он провел пальцами линию поперек своего бедра, один, потом провел пальцем рядом - два, и так досчитал до тринадцати и у него получилось почти всё бедро. Ты видишь, сколько места будут занимать тринадцать швов? Ну, не знаю, говорю ему - хирург мне сказал, что наложил тринадцать швов.

Потом, когда мне снимали швы, я попросил посчитать - тринадцать, сказал медбрат.

Это был целый комплекс запоминающихся событий и воспоминаний.

В Шарм-аль-Шейхе практически нет девушек среди обслуживающего персонала. Как нам объяснила гид во время экскурсии по Каиру - работа в Шарм-аль-Шейхе это не постоянная жизнь - это как командировка. Молодые люди приезжают на короткий срок и живут в своих обособленных городках своей, оторванной от стандартной, египетской жизни. Поэтому родители не отпускают своих дочерей в такие не очень надежные с точки зрения морали мероприятия.

Поэтому я был очень удивлен, когда мною, окровавленным, в отеле занималась европейского вида докторша, хотя она явно была из местных. Я даже не знал, как для меня закончится то, что она вытирала куском ваты кровь по всему моему телу. При этом я оставался в одних трусах.

Но самое неожиданное было, когда меня привезли в медпункт, расположенный в другом отеле - там была такая мини операционная, которую оборудовали для обслуживания клиентов этой страховой компании. Там скучал медперсонал - два молодых парня и девушка в полностью мусульманском прикиде - такое длинное одеяние серого цвета и хеджаб на голове.

Пока они ожидали хирургов из Шарм-аль-Шейха, они должны были делать надо мною какие-то необходимые процедуры. Я лежал на операционном столе, а девушка ходила вокруг меня и раскладывала что-то, готовясь к будущей операции. Потом ей понадобилось сделать мне рентген.

Я первый раз видел такой рентгеновский аппарат. Что-то было установлено на тележке на колесиках и его надо было подкатить ближе ко мне к моему лицу. Эта тележка оказалась с противоположной стороны операционного стола от девушки медсестры в хеджабе и в сером балахоне. Я лежу на столе в трусах с огромным тампоном на пол морды лица и тут девушка ложится на меня поперек моего тела со всего своего размаху и тянется за тележкой, хватается за нее, еле дотянувшись, и подтягивает к моему лицу с другой стороны стола. Короче это всё было вместо того чтобы сделать два шага и обойти вокруг и подкатить тележку с другой стороны и вернуться обратно.

Я подумал теперь мне будет п-ц. Теперь мне придется на ней жениться или еще как-нибудь понести наказание. Я был в шоке. Не от девушки - от её просторы. А она, как ни в чем не бывало, продолжила приготовления и операции.

Мне тогда пришлось полежать некоторое время в ожидании, потому что должны были подъехать доктора из Шарм-аль-Шейха. Приехали два очень интеллектуального вида молодых человека и принялись надо мною колдовать. Это я от одного из них потом узнал, что у меня вдоль всего носа тринадцать швов. Этот молодой доктор сказал мне, что сделал косметический шов и, что ничего не будет видно. Хотя я всё это слышал, но у меня было представление о себе будущем приблизительно как о Дэнни Трехо.

Когда то я водил своего сына в нашу украинскую хирургию, где ему зашивали подбородок после того, как он поскользнулся и рассек себе кожу, ударившись подбородком об лед. До сих пор у него есть там шрам. Этот, с позволения сказать хирург, поставил две веревки, стянул ими кожу так, что она расползлась как вареная колбаса.

Короче, в результате операции в Египте, у меня не осталось никаких следов на лице. Немножко, если приглядеться, то можно увидеть белую нитку тонкого претонкого шрама, если растянуть кожу на носу. И это всё делалось в подсобке на задворках трехзвездочного отеля, куда меня привезли, где страховая компания, как я уже говорил, арендовала медпункт для спасения своих клиентов.

Потом были поездки на такси из нашего отеля в тот медпункт на перевязки. Там всё хорошо налажено. После операции нам с женой вызвали такси, которое нас доставило обратно в наш отель. Я взял у таксиста номер телефона, и потом, каждый день звонил ему и он подъезжал и забирал нас и мы ездили по пустыне по замечательной дороге под звуки неповторимых арабских песен.

Всё остальное про Шарм-аль-Шейх, наверное, знают все, кто там был.

Хорошо, что все эти события были до того, как мы провели несколько дней, плавая с маской и трубкой, наслаждаясь великолепием подводного мира Красного моря. Самое яркое из тех подводных наблюдений осталось воспоминание, как мурена, которая жила в рифе прямо под нашим понтоном почему-то решила прогуляться и поплыла прямо под нами практически по днe моря на глубине метров пять от камня и камню, а рядом с ней, как оруженосец следовал огромный группер. Это было незабываемое зрелище – плывет, извиваясь, эта противная мурена, с презрительным достоинством изучая близлежащие пространство возле её норы, а рядом, как подводная лодка, неотрывно следует огромная зеленая рыбина.

Что там было еще я уже и не помню.

Все остальные воспоминания будут от следующей поездки в Египет в 2008-м году.



На берегу Красного моря




В аэропорту перед отлетом в Каир




Дайвинг мимо



После дайвинга возвращение в Старый город

?

Log in